«Охота на ведьм» или Первые руководители предприятия

Когда в 1936 году начальник строительного управления «Каменскхимстрой» С.В.Пушко и главный инженер А.З.Храковский были арестованы как враги народа (впоследствии их реабилитировали, посмертно), руководителем строительства ДАТЗ назначили Василия Васильевича Добровольского. Этот замечательный человек стоял у истоков создания отраслевого профсоюза.
Первая половина его жизни была насыщена столькими яркими событиями, что их хватило бы на десяток людей.
Сын бедного крестьянина с Киевщины, он рано начал зарабатывать себе на жизнь. В 15 лет поехал искать лучшей жизни в город, где устроился в типографию. За организаторские способности и непримиримость к эксплуататорам был выдвинут своими товарищами в лидеры. Добровольский принимал активное участие в революционном движении. Входил в полулегальный профсоюз печатников Киева, где был избран секретарём, казначеем, а потом и председателем. За активное участие в агитации и распространение листовок он четырежды оказывался в тюрьме, отсидев там с 1909 по 1915 гг. в общей сложности около года. Побывал и в двухгодичной ссылке.
В своей автобиографии Добровольский не скрывал того, что членом компартии стал уже, будучи в Москве, т.е. только в 1920 году. В течение же почти десятка лет этот видный профсоюзный активист, как оказалось, состоял в партии социалистов-революционеров.
С 1922 года Василий Васильевич возглавлял ЦК профсоюза химиков страны. С 1928 года он находился на хозяйственной работе, но при этом ещё год оставался членом ВЦСПС. Что стало причиной такой резкой перемены в судьбе В.В.Добровольского, сейчас уже неизвестно. По крайней мере, в своей автобиографии он обходил эту тему стороной. Вероятнее всего, он тоже, как и многие старые революционеры, попал под тотальную «зачистку». Тем более что Василий Васильевич, будучи одновременно и членом ЦИК СССР, являлся фигурой настолько крупной, что перевод его с поста председателя ЦК профсоюза на должность начальника главка (Главрезина) выглядит очевидным понижением. Возможно, Василию Васильевичу припомнили все его публичные выступления с критикой высших хозяйственных органов, которые не уделяли должного внимания развитию химической отрасли и решению социальных проблем её работников.
Судьба В.В.Добровольского тесно переплелась с судьбой нашего предприятия в 1936 году, когда Василия Васильевича назначили начальником строительства Днепродзержинского азотно-тукового завода. Здесь тогда возникли серьёзные трудности. Давали о себе знать просчёты проектировщиков, а также нехватка техники и квалифицированных кадров. В результате строители значительно отставали от графика, хотя некоторым начальникам в Москве, наверное, очень хотелось пустить ДАТЗ уже к 20-й годовщине Великого Октября. Все имеющиеся недоработки планировалось ликвидировать уже во время эксплуатации предприятия.
Василий Добровольский, после того как приступил к своим обязанностям, целыми сутками пропадал на работе. В своём кабинете его можно было застать только глубокой ночью. Да и наведывался он туда лишь для того, чтобы просмотреть почту, документы, да часок вздремнуть. Этот самоотверженный человек умело руководил работой огромного коллектива, знал до мелочей положение на строительстве, решал все проблемы. Подчинённые брали пример со своего руководителя, и делали всё возможное, чтобы ДАТЗ раньше положенного срока получил первую продукцию – синтетический аммиак, на основе которого производились минеральные удобрения, столь необходимые для колхозных полей огромной страны.
Вследствие всеобщего психоза в обществе и вызванного этим невиданного ранее распространения доносительства, за одно неосторожное слово усилиями органов можно было запросто превратиться из простого обывателя в ярого антисоветчика или «матерого шпиона». Где бы их столько взялось? Только за Днепропетровским областным управлением НКВД на 1 июля 1938 года их числилось 2084 (!) и «представляли они разведки 10 стран».
К слову сказать, среди репрессированных было и немало рабочих днепродзержинских предприятий. В их числе оказывались даже стахановцы, на которых завистники строчили поклепы в НКВД.
Найти «стрелочников» не составляло особого труда. За «поэзией свершений» на том же азотно-туковом скрывалось немало темных пятен. Взять хотя бы тот же быт. По причине плохого финансирования, в спешке многие из домов для рабочих «из-за происков врагов строили некачественно, с протекающими крышами», как сообщала тогда заводская многотиражка. То же касается и поликлиники с роддомом, которую «загнали в один их худших бараков».
«В свое время, – говорится в многотиражке от 27 января 1938 года, – враги народа, орудовавшие на заводе, всячески пытались сорвать строительство, всеми силами старались умножить несчастные случаи и травматизм среди рабочих, с целью подорвать план пуска завода. Нельзя сказать, что и сейчас подлые враги не ведут борьбы против бурного роста советского строительства… Еще в середине прошлого года инспекция труда ЦК союза обратила внимание руководителей строительства на необходимость форсирования мероприятий охраны труда и техники безопасности. Сейчас одна из важнейших задач – это строительство и оборудование газоспасательной станции, решение вопроса питьевого и молочного снабжения, выполнение оградительной техники, усиление и проверка вентиляционного хозяйства».
Тем не менее, несмотря на все трудности, в 1938 году азотно-туковый завод вступил в строй.
«18 апреля, – сообщалось в телеграмме руководства комбината (ее подписал и председатель завкома профсоюза И.Афанасенко) наркому тяжелой промышленности Л.Кагановичу, – на 4 дня раньше утвержденного графика, пущен Днепродзержинский азотно-туковый завод и получен продукт цеха № 1 – аммиак.
Впервые завод построен полностью по советским проектам и на советском оборудовании. Пуск произведен в минимально технически возможный срок молодыми советскими специалистами без какой-либо иностранной помощи.
Коллектив рабочих, инженеров, монтажников, тесно сплоченных вокруг партии большевиков, обязуется, внедряя ударные методы работы, полностью освоить производство – выполнить утвержденный правительством годовой план и завершить в установленный срок перерабатывающие цехи».
Уже через год днепродзержинские химики произвели первую партию аммиачной селитры. В первом полугодии 1940 года комбинат занял первое место во всесоюзном социалистическом соревновании среди предприятий отрасли. Активно развивалась и социальная сфера предприятия.
Однако все эти достижения азотчиков произошли уже при новом руководстве. Летом 1938 года директор комбината В. Добровольский и главный инженер З.Гимпельсон не возвратились из поездки в свой Главк в Москве. Они были обвинены во вредительстве и сняты с должностей.
«Начальник строительства Добровольский, – сообщала газета «Стахановец», – будучи членом стройпарткома, знал о всех сигналах масс… Так, парторганизация прямо квалифицировала, что имевшие место аварии при пуске завода и в момент его освоения являются вредительским актом. Но Добровольский вместо того, чтобы разоблачить и наказать виновных, замазывал и не вскрывал их…
Парторганизация по-большевистски квалифицировала поведение Добровольского как двурушника, который примазался к партии (из ее рядов он был исключен. – Прим. авт.)».
Не сносить бы Василию Васильевичу головы, но, видимо, Всевышний заступился за бывшего профлидера химиков страны. Ему удалось избежать репрессий. Правда, карьеру Добровольскому сломали окончательно. В предвоенные годы этот крупнейший руководитель оказался на малозначительной должности начальника бюро рационализаторских предложений и изобретений на заводе «Каучук».
С началом войны находясь в эвакуации в Омске, Добровольский в 1942 году создал там на базе местного шинного завода техникум резиновой промышленности. В книге об истории этого учебного заведения с большой теплотой говорится о его создателе и первом директоре. Василия Васильевича Добровольского отличали внимание к людям, доброта. Он добивался от преподавателей полной отдачи, особенно в обучении отстающих ребят, которым трудно давались некоторые предметы.
В фонде В.В.Добровольского, который хранится у нас в народном музее истории ПАО «ДНЕПРАЗОТ», есть один потрясающий документ. Это заявление 53-летнего директора Омского техникума В.В.Добровольского в парторганизацию (есть сведения, что в партии он был-таки, восстановлен) с просьбой отправить его на фронт.
«Великая Отечественная война за честь и свободу Советской Родины, руководимая партией Ленина – Сталина, вступила в решающий этап боевых действий, – говорилось в заявлении Добровольского. – Желая принять непосредственное участие в сражении с оголтелым врагом – немецким фашизмом, прошу рекомендовать меня в состав Добровольческой бригады сибиряков-ополченцев им.Сталина».
На фронт ветерана, конечно же, не отпустили. «Ваш фронт – сказали Добровольскому, – подготовка кадров для оборонной промышленности». И он с честью выполнял эту задачу сначала в техникуме, а затем работая в управлении кадров Наркомата резиновой промышленности.
В 1957 году Василий Васильевич ушел на заслуженный отдых. Но без дела не сидел, занимаясь литературной работой. Он был членом литобъединения старых большевиков, часто выступал перед молодежью. Возглавлял также совет ветеранов профсоюзного движения при Центральном государственном архиве Октябрьской революции. Не стало Добровольского в марте 1968 года. Его дочь, Надежда Васильевна, тоже по профессии химик, видный ученый, много лет переписывалась с музеем Днепродзержинского химкомбината.
Сколько бы лет ни прошло, какие бы трансформации в историческом сознании не происходили – подвиг ударников первых пятилеток, создавших экономический и оборонный фундамент страны, не будет забыт никогда.
(Продолжение следует)

Л.Орлянская, директор музея истории ПАО «ДНЕПРАЗОТ»

Запись опубликована в рубрике Дворец культуры, Наша газета с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


× 8 = шестнадцать

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>