Работаем в оперативно-напряженном ключе

Профессионализм. Командный успех. Цена решения руководителя
Статья заместителя Председателя Правления-коммерческого директора АО «ДНЕПРАЗОТ» Андрея Михайловича Пустовойта
— Для «ДНЕПРАЗОТа» весна нынешнего года была непростой как в производственном, так и в погодном смысле. Сейчас — в начале лета, уже можно говорить о промежуточных итогах весеннего сезона. На мой взгляд, «ДНЕПРАЗОТ» сработал до начала капитального ремонта очень неплохо: я в целом беру и производственные, и коммерческие, и ремонтные службы. Не было серьезных неполадок или сбоев, отгрузка шла равномерно, потребители не предъявляли претензий. Не смею утверждать, что все проходило идеально, ведь ежедневно в нашей работе присутствуют моменты, которыми необходимо заниматься оперативно, но в целом они не носили глобально критического характера. По большому счету все службы сработали продуктивно.
Тем не менее, впечатления о безоблачном небе над заводом складываться не должно, — эта относительная стабильность стоила огромного внутреннего психологического и физического напряжения.
Начнем по порядку — с энергоносителей. Основным сырьем для предприятия является газ, и нынешняя ситуация на газовом рынке носит характер «китайского фейерверка». Если в январе-феврале цена газа оставалась в пределах 3 тыс. грн. за тысячу кубометров, то уже в июле она ожидается на уровне 11 тыс. 300 грн. Такой колоссальный рост за три месяца, на мой взгляд имеет политический характер. Не секрет, что Украина зависит от транзита газа, не секрет, что политика, которую проводит северный сосед, выбивает нас из колеи и вносит негативные коррективы в деятельность завода. Плюс добавляются проблемы с пандемией, а все в комплексе остро бьет по стоимостной политике на наше основное сырье. Это не может не вызывать тревогу, поскольку понятия себестоимости продукции никто не отменял. Да, весеннюю сельскохозяйственную кампанию мы прошли достаточно стабильно и уверенно, но сегодня и аграрии, и производители минеральных удобрений очень внимательно следят за ситуацией на газовом рынке. Мы можем предположить, что, возможно, и цена на конечный продукт на мировом рынке тоже возрастет, но этот процесс всегда происходит с некоторым отставанием: цена газа вырастает раньше, чем цена карбамида. Это очень сложный период для нас, поскольку экономика предприятия в этот момент попадает в «минус», и задача коммерческой службы в это время состоит в том, чтобы оперативно найти такой вариант реализации нашей продукции, который принесет максимальные цифры и не даст заводу ощутить серьезные проблемы.
Сегодня мы находимся в состоянии капитального ремонта: вся продукция реализована, но мы смотрим на перспективу, чтобы сразу по окончанию ремонтных работ мгновенно включиться в производственный процесс — каждый день стоит больших денег, и чем успешнее сработают производственники, ремонтники и коммерсанты, тем увереннее удастся минимизировать потери. Это очень важный момент.
Мы уже планируем продажи на конец июня, обсуждаем сроки прихода крупнотоннажных судов в Одесский порт, возможности потенциальных покупателей. Сейчас мы очень внимательно следим за прохождением так называемого Индийского тендера. Индия как одна из крупнейших в мире страна-потребитель карбамида объявила об открытии большого тендера, за которым следят все мировые производители минеральных удобрений. Мы лишь небольшой кораблик в этом океане, но упорно боремся, чтобы этот корабль был всегда на плаву и ни в коем случае не отставал.
Проблемы и перспективы службы сбыта в целом носят сложный характер, и мы основательно готовимся к началу следующего технологического цикла предприятия после капремонта.
Еще одно направление нашей работы — снабжение, обеспечение капитального ремонта. Сразу скажу, что «ДНЕПРАЗОТ», отработав три года без капитального ремонта, достиг в какой-то степени рекорда по длительности межремонтного пробега оборудования. В том, что мы планово вошли в нынешний капремонт, а не остановились аварийно, — значительная заслуга всего коллектива предприятия. Управление снабжения тщательно готовилось к капремонту; нельзя сказать, что все прошло гладко, но по большому счету мы стремились к тому, чтобы острых вопросов обеспечения всем необходимым не возникло. Мы понимаем, что на момент остановки, после вскрытия аппаратов, где 24 часа в сутки три года работали агрессивные среды, могут возникнуть непредвиденные ситуации и проблемные вопросы. Что-то можно было предусмотреть, чего-то нельзя, и поэтому каждый день работа снабжения базируется в зависимости от ситуации в каждом цехе для решения всех возникающих по ходу ремонта вопросов. Идет плотная связка ремонтного, производственного персонала и снабжения для соблюдения четких сроков проведения работ, ведь стоимость каждого дня ремонта — это большие затраты. Задержка в сторону увеличения сроков ремонта по причине отсутствия каких-то материалов недопустима. Для нас это носит принципиальный характер.
Немало проблемных вопросов было решено накануне ремонта. У нас прошла очень серьезная поставка катализатора из Дании, приходилось решать непростые вопросы, требующие массы согласований, решения проблем логистики, растаможивания. Несмотря на то, что нам все удалось сделать, ряд вопросов решает и отдел внешнеэкономических связей; это уже касается поставки небольшого оборудования для проведения загрузки катализатора — устройства, требующего работы с государственным комитетом по экспортному контролю. Постоянно требуется получение разрешений на ввоз того или иного оборудования или материалов.
Есть ряд проблем, которые необходимо решать очень оперативно: совещания по капремонту проводятся утром, а уже к вечеру нужно найти и доставить те или иные материалы. Сегодня работаем в оперативно-напряженном ключе, и здесь надо отдать должное и работникам отдела снабжения, и управляющей компании, которая с пониманием относится к нашим обращениям. Надеюсь, что мы достойно завершим капремонт.
Несколько слов о транспортной службе. Несмотря на то, что капремонт, вроде бы, исключает ажиотаж с отгрузками, напряжение транспортников должно несколько снизиться, тем не менее напряженно ведется подготовка уже к следующему рабочему этапу. Железнодорожники сегодня занимаются профилактикой тепловозов, ремонтом вагонов. Выше я уже сказал, что сразу после выхода из капремонта у нас начнется отгрузка продукции, зайдут первые суда в Одессу и нужно будет все организовывать оперативно. Работы в этом плане хватает, и коллектив ЖДЦ сегодня планомерно этим занимается. Для АТЦ капремонт — это ежедневная напряженная работа автотранспорта: машин, механизмов, тракторов, бульдозеров. Техника вся расписана по часам, работает на всех участках капремонта. Кроме всего прочего, транспортный отдел заключил договора по привлечению тяжелой специальной техники — мощных кранов большой грузоподъемности для проведения ремонта-2021. Так вкратце выглядит ситуация по коммерческой службе предприятия.
Считаю необходимым отразить в этой статье и ряд вопросов, которые, на мой взгляд, носят очень важный характер. Наше предприятие — это само по себе сложное производство, которое ежеминутно требует повышенного внимания и контроля, но и ситуация вокруг завода становится не менее напряженной.
Я не впервые говорю о вакханалии, которая происходит в Украине с организациями, зарабатывающими деньги на проблкемах промышленных предприятий. Не буду ходить вокруг да около, — меня серьезно беспокоит ситуация с газотранспортными организациями, в данном случае с предприятием «Днепропетровскгаз».
Я выступал со многих трибун, где говорил о постоянном прессинге с повышением тарифов за транспортировку газа. Кроме возмущения, подобная ситуация не может вызывать других эмоций. Еще полтора года назад цена за транспортировку 1 тыс. куб. м газа составляла около 500 грн., а за последний год трижды фиксируется существенное повышение тарифов: сначала до 1 тыс. грн., затем — до 1,2 тыс. грн., а недавно «Днепроперовскгаз» на сайте НКРЭКУ разместил пакет документов о повышении тарифа на транспортировку газа до 1,8 тыс. грн. Это не лезет ни в какие ворота. Начнем с того, что длина трубы от магистрального газопровода до «ДНЕПРАЗОТа» составляет в три нитки около 12 км. Этот участок, большая часть которого проходит под землей, по логике вещей должен обслуживаться газовщиками. Надземная часть газопровода составляет 5 км. При этом газовщики декларируют, что общая протяженность газопроводов «Днепропетровскгаза» составляет в целом 20 тыс. км. Из них только 12 км приходится на долю «ДНЕПРАЗОТа», но из всего бюджета, который декларирует в своих публичных документах «Днепроперовскгаз» (эта сумма составляет порядка 1 млрд. 300 млн. грн.), «ДНЕПРАЗОТ» оплачивает 46 процентов! Я готов выйти на любую трибуну и задать вопрос, видел ли кто-то за последние десять лет хоть одного работника газотранспортной организации — ремонтника или маляра, возле нашей трубы, приносящей этой организации такие колоссальные деньги. Никто на участке надземного газопровода не был, там джунгли растут! О каком «качественном обслуживании» может идти речь? За наш счет это предприятие решает свои проблемы. Добавлю, что в Украине существует 46 газотранспортных организаций, в нашей области их 3, так вот, тариф в «Днепропетровскгаз», обслуживающем наш регион, составляет более 1200 грн. за 1 тыс. куб. м, а на предприятии «Днепргаз» (обслуживает только город Днепр) этот тариф в 2,5 раза меньше, в третьей организации — «Криворожгаз» тариф составляет 400 грн. В чем логика? У нас есть горы или водные преграды, через которые проходят газовые трубы? Я не нахожу другого объяснения, кроме того, что подобные вещи носят чисто заказной характер. Мы писали об этом во все инстанции, но толку пока нет. В НКРЭКУ я выступал; я говорил на камеры центральных телеканалов: объясните логику формирования таких тарифов, чем отличается ландшафт Днепропетровской и Черкасской области или Днепра и Каменского. Причем страдает от завышенных тарифов не только «ДНЕПРАЗОТ», это же касается и бытовых потребителей. Чем жители Каменского отличаются от криворожан, за что их наказывают? По этому поводу идут большие дискуссии, мы продолжаем бороться, и я надеюсь, что в итоге возобладает здравый государственный смысл. Я понимаю, что в рыночной экономике не может быть государственного регулирования, но третейский суд должен обратить внимание на подобные явления. Если ситуация складывается логично, то объясните людям эту логику, чтобы ни у кого не возникали сомнения. Это я говорю о тарифе в 1200 грн., но сегодня предлагается новый тариф — 1800 грн, и здесь трудно подобрать подходящие к месту слова.
Аналогичная ситуация складывается с электроэнергией. Государственный концерн «Укрэнерго» уже трижды пытается через такую же процедуру — НКРЭКУ, общественные слушания — поднять тариф на транспортировку электроэнергии. В отличие от газотранспортировки, по всей Украине этот тариф одинаков, но логики в необходимости его повышения тоже не просматривается. Прошла мощная дискуссия по этому поводу, проводилась она дистанционно, — нам представили площадку обсуждения через средства интернета. Подавляющее большинство руководителей промышленных предприятий выступили на этой дискуссии с негативной оценкой ситуации. Хочу отдать должное, вмешался Кабмин, и общественные слушания, проходившие в марте, не привели к повышению тарифа. Но вопрос остался открытым: «Укрэнерго» сообщает, что с 1 июля начнет процесс повышения цен.
Комплекс этих вопросов и отражает сегодняшнюю действительность, в которой нашему заводу приходится жить и бороться. Задача стоит, несмотря на все трудности, провести капремонт достойно, не позволить техническим или снабженческим вопросам помешать ритму движения капитального ремонта. Нужно достойно выйти из него и сразу же включиться в производственный процесс, уверенную реализацию нашей продукции.

Запись опубликована в рубрике Наша газета, Профком. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


три × 9 =