О сварщиках, работе и судьбе — с Любовью

Дело мастера
Вид из окна кабинета Главного сварщика Любови Алексеевны Довгополой — это панорама «Азота». В рамке окна — впечатляющий промышленный пейзаж: на фоне просторного неба в полкартины — колонны синтеза цеха №1-Б и дальше весь завод вместо горизонта. В день интервью с Главным сварщиком наша европейская зима решила хоть небом посуроветь — сделалось оно вдруг свинцовым при ярком солнце, и два молодых сварщика — бумаги принесли для Довгополой — замерли, глядя в окно. Любовь Алексеевна, привычная к пейзажу, все же уважила паузу практикантов, но потом заметила: там, ребята, не только красота. Там будущая ваша работа. И стало ясно-понятно: у Довгополой даже пейзаж учит и воспитывает.
«Панорама «Азота» сегодня представляет рубрику «Дело мастера». Мы будем говорить со специалистами: мастерами, бригадирами, рабочими о том, что сегодня важно для них и для всех нас. И наверное, будет много повторов — у нас завод общий и одна Украина. Вид из окна, как и специфика профессий будут разными, но общим останется человек, специалист. И нам всем нужно разобраться, каков он, в надежных ли руках дело, приходит ли на завод молодежь и чем пахнет наше будущее. Чем отличается специалист вчерашний от нынешнего и будущего. И как удержать на заводе специалистов.
Для стартового материала новой рубрики беседа с Главным сварщиком Л.А.Довгополой — находка. Все черты, определяющие специалиста, у нее есть: профессионализм, опыт, умение учиться всю жизнь и учить молодежь, своя методика улавливания талантов и уважение к труду, своему делу — достоинство специалиста, способного защитить свою позицию на любом уровне, без оглядки на должности.
Главному сварщику РУ технологически подчинены все заводские сварщики, кроме всего прочего, его задача — обучение и экспертиза. Здесь надо сказать, что Л.А.Довгополая — эксперт по сварке всеукраинского масштаба. Имеющая сертификат Украинского аттестационного комитета сварщиков с допусками и многочисленными правами-обязанностями эксперта практически по всем видам сварки: котельной, магистральных и промышленных трубопроводов, систем газоснабжения, металлоконструкций, технологического оборудования и технологических трубопроводов, в том числе из цветных металлов и сплавов. Подписан документ профессурой института Патона. И это – далеко не все о профессионализме.
Начали мы беседу с очевидного — разговоре о минусах, негативных факторах для сварщика. Если обобщить минусы, получим: старый завод (много ремонтной сварки), немалый кадровый отсев, сложная химическая специфика. А потом перешли к плюсам: старый завод, а значит много интересной ремонтной сварки, требующей «золотых рук», умной головы и ответственности. Кадровый отсев — а это тоже вызов и своего рода селекция – значит, остаются лучшие, создается уникальная собственная методика улавливания талантов, укрепляется ощущение единой команды. И особенно это видно, когда после простоя специалист возвращается на завод и рассказывает, как работали с его трудовой книжкой на других предприятиях: «Ах, вы с «Азота» – там же все виды сварки, все современные ресурсы и материалы. Трубники для нас — на вес золота». И еще один плюс — химическая специфика.
– Оборудование на «ДНЕПРАЗОТе» уже далеко не новое, – говорит Л.А.Довгополая, – ремонтируем и ремонтируем, но такова жизнь. В чем особый характер сварщика на «Азоте»? Мы работаем со всем арсеналом сталей и цветных металлов. Люди все умеют: владеют ручной и дуговой сваркой, всеми видами электродов, а это особая техника и хорошее понимание процессов. У нас огромный арсенал сварочного оборудования, в этой части руководство предприятия нас очень поддерживает, давая возможность приобретать самое современное сварочное оборудование и материалы. Да и люди с опытом и уважением к своей профессии хотят работать на современном оборудовании.
…Не будем говорить пока о тонкостях профессии, но для характеристики специалистов важно, что человек — хозяин («чем меньше хозяина в работнике — тем выше надобны заборы»), профессионал (прощаться с индивидуальным мастерством все равно, что с индивидуальной совестью), умеет беречь — уважать профессию, свой и чужой труд. Вот тут и перейдем к специфике, к тому, из чего складывается у сварщиков уважение к делу.
Из записей в блокноте: Общее и особое: «Мы не варим — мы пишем». Правило «золотого ошейника» – я завжди буду з хлібом. «Момент для журналистов был неловкий».
– Сколько лет и усилий требуется для подготовки хорошего сварщика?
– Начну издалека. В 90-е годы на «Азоте» был Главный сварщик и четыре инженера по сварке. Потом осталось два инженера, а сейчас — ни одного. Чтобы наращивать профессионализм, растить хорошие кадры, мы начали сотрудничать в 2007 году с Высшим профессиональным училищем (бывшее ПТУ-22). Тогда мы впервые ощутили острую нехватку кадров: многие сварщики достигли пенсионного возраста и честно предупреждали, что собираются уходить. Мы с руководством ремонтного управления поехали в ВПУ, поскольку дирекция предприятия дала добро нам самим заниматься поисками рабочих. В первый же год мы взяли двенадцать молодых сварщиков, нескольких токарей и электриков и стали плотно работать с училищем. Представьте себе, из той самой первой группы у нас остались и удержались отличные специалисты, к примеру, В.В.Славин (УАКСиП), Следующую группу набрали в 2008 году, и тоже воспитали и сохранили замечательного специалиста В.В.Соловьева. Он дорос до уровня электрогазосварщика 6 разряда, и объединяет этих ребят не только то, что в их подготовку было вложено много сил, но главное — люди сами очень хотели стать хорошими сварщиками. Что касается В.В.Соловьева, здесь вообще уникальный случай: человек высочайшего уровня квалификации… ездит к нам на завод тремя автобусами — живет далеко, на окраине Елизаветовки. Но Соловьев понимает, что на нем держится ремонт любой сложности оборудования цеха №1-Б, это его коронное дело, ему доверяем то, что с первого взгляда кажется невыполнимым. Здесь в свое время работал отличный сварщик П.С.Пикинер. Он, уходя на пенсию, сказал, что подготовил достойную смену — В.В.Соловьева и мы можем быть спокойны за его участок работы.
Подготовке молодых специалистов мы уделяем большое внимание, хотя, конечно, понимаем, что сто процентов людей мы не удержим, какой-то отсев неизбежен. Ребята к нам приходят охотно, практику на «Азоте» сварщики любят, а потом парень уходит в армию, возвращается, женится, появляются дети, и он начинает искать зарплату повыше. И вот теперь отвечу на ваш вопрос: чтобы человек стал хорошим сварщиком, нужно не менее 6-7 лет — у нас своя техника сварки, высокий уровень ответственности, мало что-то увидеть, услышать, получить знания в училище или в вузе, – нужно взять навык из рук в руки. Это потом каждый вырабатывает свой почерк: свой угол наклона электрода, свой режим сварки. Мы не варим — мы пишем. Кто-то пишет медленно, кто-то быстрее, но все делают качественную работу, у всех техника отработана временем.
Сейчас у нас на практике несколько ребят из ВПУ, оттачивают мастерство. Я отчетливо вижу — у них есть мотивация остаться на предприятии, им каждый день интересно, они понимают, что здесь приобретают бесценный опыт. Можно возразить, что и деньги играют свою роль, ведь «ДНЕПРАЗОТ» сегодня остается единственным предприятием, которое платит за практику. И это немалый ресурс — считайте: зарплата сварщика 2 разряда, расход электродов и сварочных материалов (металл особо мы не теряем, практиканты работают на отходах), электроэнергия. Но мы на это сознательно пошли. Ребята говорят: «Мы хочемо стати справжніми зварниками, тут є для цього всі можливості». Профессия востребована, и дети это прекрасно понимают. Совсем недавно, в 2017 году, к нам пришел настоящий талант-самородок сварки Ильюша Матяш, маленького роста такой мальчик. Я, работая с молодыми ребятами, всегда спрашиваю: почему решил стать сварщиком? Все отвечают по-разному, а Илья, приложив руку к сердцу, выдал целый монолог, который, если коротко, звучал так: «Мені батько сказав, що з цією професією я завжди буду з хлібом». По-семейному так сказал, отец у него тоже сварщик. И этот мальчик у нас все время работал! Часто даже в обеденный перерыв. Я ему говорила укоризненно: «Что ж ты столько электродов расходуешь!». А он мне спокойно возражает: «Хочу зрозуміти, хочу навчитись…”. И вот, как-то звонит мне директор училища В.Неклеса (мой однокурсник и коллега): «Ты не против, если мы Илью подготовим к участию в профессиональном конкурсе сварщиков?». Я конечно же согласилась: «Давай попробуем. Дело хорошее». Подготовили, и Илья с большим отрывом выиграл областной этап конкурса. Тут надо признаться, что я работаю в жюри этого конкурса, но даже мысли не допускала Илье подыгрывать. Переживала за него, но больше гордилась. Потом Илья Матяш уверенно победил на Всеукраинский финале конкурса и мне очень приятно было, что сразу, в первые минуты после победы, он позвонил именно мне: «Любовь Алексеевна, я занял первое место!». – Поздравляю! Ты волнуешься? – Нет. Спасибо, я очень рад за НАС… А через полчаса звонит Вадим Неклеса с той же информацией, я его тоже поздравила с победой Ильи. После училища парень поступил в ДГТУ, на дневное отделение, он уже почти бакалавр и недавно мне звонил: «Вы меня к себе возьмете?». – Инженером? – говорю. – А я посмотрю, может, и сварщиком… У этого парня хорошие руки, голова и ответственность.
Здесь надо обязательно отметить, что ВПУ традиционно готовит не просто хороших, но отличных сварщиков. У них тоже своя техника уловления талантов. У нас в городе сварщиков готовят три училища, но только в ВПУ ребята поступают на эту специальность по конкурсу, только В ВПУ имеют мощную производственную базу и только в этом училище создают особую моральную обстановку по отношению к детям. Понятно, что ребята в учебе ведут себя по-разному: могут и прогуливать, нарушать дисциплину, отлынивать от занятий, но училище очень серьезно относится к воспитательным моментам, тесно взаимодействует с родителями, руководителями практики и еще приведу, может быть, неожиданный аргумент. Есть в ВПУ особый мотивационный момент — великолепная самодеятельность. Ребята там просто горят, они привязываются благодаря самодеятельности к училищу, начинают понимать, может быть впервые, что такое жить и работать в команде, развивают самые разносторонние таланты. Это и в работе полезно. У нас из этого училища был сварщик-певец Орочко. Как они с мамой выводили на нашем конкурсе в ДК «Химик» «Рідна мати моя”, это ж заслушаться можно! И техника сварки у него была особая, он еще и пел, когда варил. Кстати, под Рождество смотрела концерт Укупника, он же тоже сварщик по образованию, хотя там вокал победил… Важен и подход ВПУ к организации практики. Здесь мы конкурируем с ДМК, а на комбинате часто возмущаются: мы училищу базу обновляем, а вы забираете наших. Ну что поделаешь, если им у нас интереснее. Добавить осталось вот что: участие ребят ВПУ в конкурсах объясняется еще и стремлением училища постоянно обновлять производственную базу. К примеру, за победу Ильи Матяша во Всеукраинском конкурсе приз получил и сам победитель, и училище — в виде солидного гранта на закупку оборудования. В 2018 году они закупили это оборудование, которое потом презентовали всем сварщикам в масштабе страны. Интересно, что журналисты тогда у Ильи Матяша спросили, нравится ли ему новая эта техника, которая появилась у ВПУ, благодаря его победе, умеет ли он с ней обращаться. Он скромно ответил: «Да, нравится, но я на таком аппарате работал на «Азоте». Момент для журналистов был неловкий, а я испытала гордость: мы идем в ногу со временем, техника для предприятия закупается современная, дети это отмечают, поэтому к нам и стремятся.
Из записей в блокноте: Ас — не точное слово. «Любася, ты это сваришь?». Профессиональные мозоли. Когда специалист становится легендой. Смотреть и слушать сварку.
– Вы учились со старшим поколением сварщиков, работали на заводе, подготовили два поколения специалистов. Меняется ли подход к делу у разных поколений?
- Вот эти современные телефоны и гаджеты я бы просто выбросила, они мешают работать! Так судьба сложилась, что после школы, не поступив в институт, я пошла учиться на сварщика в училище. Когда мы отдыхали — в перерывах занятий, то в основном читали. Мне нравилось читать, у меня везде — книги, книги. Может быть, поэтому мне кажется, что мое, старшее поколение, было более ответственным. Да, у нас была идеология, мы верили в светлое будущее и как-то так получилось, что оно не наступило, Современная молодежь более прагматична, ей нужно будущее здесь и сейчас. На качестве работы эта новая идеология не отражается, но все же увеличивает неоправданный отсев. На мой взгляд, все поколения специалистов объединяет одно — уважение к своему делу, пусть даже почерк у всех разный, оборудование разное. Любой сварщик, даже с небольшим опытом, способен определить качество специалиста и качество самой работы по многим характеристикам, в том числе и по звуку — треску дуги. Я помню, еще на заре своей работы встречала настоящих асов. У нас на ТЭЦ на ремонте работали как-то шесть сварщиков одновременно, но звук сварки у одного из них выбивался из общего хора. При том, что у всех одни и те же материалы и оборудование. Вычисляю «особенного» сварщика, подхожу к нему, смотрю: сварку ведет снизу вверх, а при переходе на вертикаль обычно гасится дуга. У этого же сварщика нет гашения дуги — звук уверенный, ровный. Я потому и заинтересовалась — какая-то особенная техника. Расспросила потом этого специалиста, откуда такой навык. Оказалось, человек имеет опыт работы на военных объектах и даже на Байконуре. Сегодня такая техника сплошь и рядом встречается у многих наших специалистов. Нынешнее поколение сварщиков ничуть не хуже старшего, а возможно, в чем-то и лучше, свободнее даже в профессиональном смысле.
– Неизбежно возникают вопросы мотивации: дай человеку деньги и будет тебе специалист. Не все так просто, здесь прослеживается очень тонкая грань. Нам во время простоя читали лекции, в частности, по курсу психологии. Разные случаи приводили, мои коллеги, специалисты разных профессий активно спорили, приводили собственные доводы и аргументы в части мотивации кадров. И тут приходит в зал руководство предприятия. Занятия продолжаются, а мужики приумолкли. У меня у одной рот не закрывался, ведь если есть ко мне претензии по работе — принимаю, все остальное — неважно. Моя работа видна: отработало оборудование положенный срок от ремонта до ремонта, не было остановок, значит качество сварки нормальное… Так вот, психолог тогда говорила о мотивации на примере женщины с хорошими карьерными перспективами, но обремененной двумя детьми. Она отказалась от карьерного роста, и я в споре поддержала решение этой женщины, считая её доводы основательными: она выкладывается на работе, а дома детей нужно накормить, обстирать, в садик отвести-привести. Понятно, ей нужны деньги, но важна и обстановка в доме, семейные ценности. Так и молодежь: не в семьдесят лет нужна машина, а сейчас.
– Вопрос к вам — почему вы стали сварщиком? Не только ведь практикантам на него отвечать.
– Ответить и легко, и сложно. Недавно забираю шестилетнюю внучку из детского садика, она показывает мне сломанную игрушку и грустно спрашивает: «Любася, ты это сваришь?». – Нет, деточка, не сварю. – Это ты в наказание так говоришь, но я нечаянно сломала… – Нет, не в наказание, просто этот материал для сварки не подходит. Дед игрушку склеит, но ты лучше ничего не ломай. Нормальный диалог для нашей семьи. Я сама из рабочего рода, но и мы, и родители мечтали о высшем образовании для детей. Когда я заканчивала школу, моя старшая сестра уже училась на инженера-сварщика, и в этом семейном трудовом коллективе я и не раздумывала о профессии. С первого раза поступить в институт не получилось: по физике получила пятерку, а математик сумел меня убедить на пустом месте, что я не имею понятия о производных. По совету родителей пошла сначала в училище и об этом времени ничуть не жалею: в институте многое было понятнее, я спокойно подходила к сварочному аппарату, уверенно брала держатель, ничего не боялась. А когда тот самый математик, не принявший вступительный экзамен, ставил мне в диплом «отлично», я осторожно, но мстительно напомнила о «производных». Он смутился так искренне: ну вы же понимаете, был жесткий конкурс… Моя старшая дочь — инженер-сварщик и по второму образованию экономист. Мы довольны своей профессией, тем более, «на сварке» нас учат всему: и экономике, и материалловедению, и кристаллографии, и психологии. Нам легко осваивать новое.
– Есть ли у специалистов-сварщиков «профессиональные мозоли» – как вы смотрите кино, где есть кадры сварки, включается ли и тут эксперт?
– А как же! Что-то преувеличено в фильмах для красоты картинки и на это без нервов смотреть трудно: во-первых нарушение охраны труда, а во-вторых мощные сварочные фейерверки для эффектного кадра в основном раздражают — причина-то в неочищенном перед сваркой металле. Это не мелочи по двум причинам: романтику вполне оправдываю, поскольку у нас здорово упал престиж человека труда, хотя старый фильм «Высота» все смотрят с удовольствием. А что касается охраны труда, то в любой профессии, тем более в нашей, как бы строго мы не соблюдали все требования, зачастую тайно тихонько молишься, чтобы все было нормально. Иногда смотришь: глаза боятся, но руки делают. Есть у нас и своя особая сварочная лексика, к примеру, только сварщик способен понять значение конца нашей «молитвы»: чтобы все оставалось белым. Когда делается цветная дефектоскопия корневого шва, мы используем красный краситель, потом он вымывается и забрызгивается белым. Если проступает красное, значит есть серьезный дефект… Наши люди все понимают, знают, что нужно сделать свою работу хорошо. Нередко бывают ситуации, когда сварщикам приходится оставаться сверхурочно, делать что-то незапланированное заранее. Мужики поматерятся, но ни один дело не предаст, не бросит, сделает все честь по чести. Тяжело выбрать лучших из лучших, но я назову фамилии: В.В.Соловьев, А. В.Мазур, В.Ф.Мамчур, В.А.Майдан, А.В.Матяж, А.С.Мадёнов, С.Г.Сухраков, С.Г.Чернышова, Т.Н.Сивко, В.В.Щербаков, В.В.Шило, Ю.Н.Гайворонский.
Из записей в блокноте: Женский подход к делу. О смысле: «Сердце тому причастно всецело, словно с рожденья кому подряжен, браться с душой за нелегкое дело, биться, беситься и лезть на рожон». (Твардовский)
– У нас работают отличные сварщики. Даже слово «ас» не совсем точно обозначает ситуацию — наши лучше, выше. Сейчас, кого не возьми, – отличный специалист, мы делаем масштабные капитальные ремонты, выполняем очень ответственную и сложную работу. Одну сальдовую книгу расходов посмотрите, только по сварочным материалам можно определить многообразие видов сварки, у нас огромный арсенал сталей и цветных металлов в силу специфики химического оборудования. На ДМК работают в основном со сталью 20, а у нас — все. Мой муж работает на комбинате, иногда спрашивает, советуется: ты такое сможешь, знаешь ли как сварить? – Да, это чепуха! Мы даже с нашими практикантами способны это сделать. Короче, за наших сварщиков нигде, никогда не стыдно. Да, бывают замечания по охране труда, но это человеческий фактор. Зато по качеству сварки претензий в целом нет. И если что-то не получается, то в этом, как правило, не сварщик виноват. На обязательном «разборе полетов» я всегда люблю приводить «кухонный» пример: «если есть хороший кусок мяса, то и борщ будет вкусным». Это сравнение не очень нравилось в свое время бывшему главному инженеру Б.К.Мороховскому: «У тебя чисто женский подход к делу…», но ведь чаще я бываю права, и как правило, потом выясняется, что дело было в качестве металла: пористого, работающего в химических средах. Часто меня, да и практически всех сварщиков технологи пытаются торопить: вы когда уже закончите свой этап работ? Я прошу в ответ: вы нам только не мешайте, сроки мы знаем, но делаем качественно и надолго.

Запись опубликована в рубрике Наша газета, Профком. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


девять − 1 =

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>