Есть только мы между прошлым и будущим

Четверть века назад на областном совещании по экологии (с приглашением прессы) один из специалистов позволил себе критиковать «Азот». – Э, нет, подождите, – вмешался модератор собрания, – здесь нужна серьезная доказательная база. – Чего там, если надо, все найдем, – отмахнулся специалист. – Ну, не все так просто, – вздохнул товарищ из президиума, – у них там есть Соленая! Дергать «Азот» – себе дороже…
Тамара Ивановна Соленая, много лет руководившая отделом охраны природы «ДНЕПРАЗОТа» (общий заводской стаж – 51 год), – человек с истинно заводской фамилией, заводской семьей, безукоризненной профессиональной и людской репутацией. Представитель поколения подвижников большой химии часто сетуют: «Боже, какими мы были наивными: опоздать на смену, чего-то не знать по работе, не суметь профессионально разобраться с проблемой быстро и точно, не выдать правды в лицо начальству, упорно и бесконечно выбивать повышение зарплаты, – считалось просто неприличным».
А ничего, что на этой их наивности держался завод и вся страна?
Начало заводской биографии Т.И.Соленой было классическим – все, кто в 50-х начинал работу с аппаратчиков цеха №1 (синтеза аммиака из коксового газа), всегда считались людьми самыми надежными.
Первое, что я почувствовала в цехе №1, была загазованность. Немыслимо пахло аммиаком! Со временем к этому привыкаешь, только если глаза широко раскрыть, немного щиплет. Страшно и сложно было сдавать первый экзамен тогдашнему техноруку цеха В.А.Рябчему, – он требовал все схемы знать назубок и уметь их нарисовать. Каждый аппарат тогда излазила сверху до низу, но экзамен сдала. До сих пор 1-й цех снится и совсем не в кошмарах – все переключения выполняю правильно. Здесь же в цехе познакомилась с будущим мужем — он работал на соседнем аппарате. Вот так, между прошлым и настоящим оказался только миг – 51 год работы на «Азоте». Пришла я на завод в 1959 году при директоре Дубинине и ушла в 2010 при директоре Дубинине…
После цеха №1 работала Т.И.Соленая диспетчером предприятия – тоже закалка, не дай Бог. И до сих пор профессиональная память не подводит ее: «С верхнего коксохима берем 150 тыс. кубов газа в час, с нижнего – 75 тыс. кубов».
Когда Тамара Ивановна пришла в сектор охраны труда, небо над «Азотом» было еще оранжевым (не путать с пламенными зорями ДМК и веселой детской песней про оранжевого верблюда): кислотные цехи работали под давлением 5 атм и украшали небо шикарными горжетками – лисьими хвостами. Давала копоти селитра, а выбросы в Днепр оформлены были как щупальца спрута – семь стоков. Любителям понастальгировать по старым временам не лишне было бы припомнить и это. Понятно, что заводские экологи работали между молотом и наковальней: контроль и нешуточная борьба со «своими» за выполнение природоохранных мероприятий, а параллельно – отстаивание прав завода на существование, в этом деле иногда надо было «из черного сделать белое», ну, или хотя бы «серое». Спуску Тамара Ивановна не давала никому – ни своим, ни посторонним. Чего это стоило зачастую, знает только она. Приведу пару почти рядовых эпизодов времен оранжевого неба. «Пришла как-то на практику в 5-й цех группа учащихся ПТУ. Пошел дождь, и оказалось, что курточка одной девчонки безнадежно испорчена. Что делать? Быстренько собрали деньги со своих, помогли ребенку». «При Янковском прорвало емкость, и аммиак попал в Днепр. Тогда вместе с контролирующими органами мы отправились оценивать нанесенный урон, двигаясь на катере вдоль берега реки. В Карнауховке одному из производственников пришлось сойти на берег – разобраться детально. Он потом рассказывал: подбежали тамошние рыбаки, ну, думаю – все. А они ко мне с восторгом – мужик, организуй машину, рыба в руки сама просится». «На совещании в «Союзазоте» обсуждаем важнейшие проблемы – выбиваем средства на природоохранные мероприятия, не скрывая остроты ситуации. Встает вдруг замминистра и заявляет: «Вы меня удивляете! Ваши выбросы удобряют воду и грунт, это ж реальная польза! А ваши нитраты даже в колбасу добавляют!» Нас тогда здорово шокировала такая некомпетентность министерского чина. Потом к этому привыкаешь, как к загазованности в старом 1-м цехе. Глаза только не надо широко раскрывать – щиплет»…
При Соленой «Азот» начал уходить от сточных щупалец, постепенно, но уверенно закрыл большую часть выпусков в Днепр, в том числе и самый мощный – 52-километровый коллектор 2-го промстока аж за Днепропетровском.
Работа двигалась потихоньку. Закрывались старые цехи. Ушла органика, понемногу внедрялись более современные технологии. Теперь по коллекторам бегают белки, между «Азотом» и ПХЗ, где стояло табло «Осторожно, загазованность», по весне поют соловьи. И все же надо вспомнить еще один эпизод из жизни поколения «наивных». В дело эти люди вникали профессионально. «Однажды мы отправились исследовать отстойник-накопитель вместе с начальником производственного отдела В.А.Рябчим. В балке – заросли выше нашего роста, но прорвались. Владислав Архипович был тогда в импортном черном пальто – «как денди лондонский одет». Вышли мы оттуда – все в репейниках, птичьих отходах и с полуоторванными рукавами. До сих пор вспоминаю… В ДК «Химик» в конце 80-х «зеленые» (рьяные защитники природы) организовывали показательные избиения нарушителей. Все выступали горячо, мы – люди битые, и то чувствовали себя неважно, зато руководители «закрытого» ПХЗ всех своих собак на нас навесили и гордо удалились. Потом, когда после развала ВПК, их «открыли», вся эта небитость вылезла наружу, шлаковчане в ужасе были от проверок и санкций, даже от самого факта существования таких проверок. А я тогда на собрании сказала в сердцах пропартийному мэру: «Если бы наше утро начиналось не с того, что вам нужно докладывать о выполнения плана любой ценой, а с вопросов о состоянии экологии, – польза была бы очевидной. Народ зааплодировал. Наверное, не стоит писать в газете о том, каково на самом деле работать меж молотом и наковальней. Приходу, бывало с работы, сяду во дворе на скамейку, слезы выплачу, чтобы домашних не тревожить и только потом поднимаюсь в квартиру.»
Семью не тревожить – тоже наивно. На заводе (АТЗ, ДХК, «Азоте», «ДНЕПРАЗОТе») работали дедушка и бабушка Тамары Ивановны, муж Дмитрий Нестерович (зам.начальника цеха №1-В), дочь Ирина Пахомова-Соленая, продолжают работать: внучка Анастасия Новикова и внук Александр Соленый. Тамара Ивановна с благодарностью вспоминает своих коллег: Н.М.Федину, Н.М.Клиновскую, Л.И.Бабец, Н.Ф.Савинову, С.А.Фишман.
Я очень многим обязана «Азоту», здесь трудятся замечательные люди, технический директор О.С.Гупало – умнейший и очень человечный специалист, здесь работают многие мои коллеги и ученики. Хочу пожелать заводу стабильности, а людям – счастья, здоровья и благополучия. Есть хорошая старая мудрость, спасающая от невзгод: всегда знай, ради чего живешь и работаешь. Ставь перед собой цель и ради нее трудись. Это всегда помогало: была цель выучиться – получила высшее образование; вырастить-выучить детей и внуков, добиваться каждодневных, пусть локальных – но побед на работе. А сейчас моя любимая цель – малыш правнук. Нежно обнимает за шею и шепчет: «Ба, ты самая любимая». Ни о чем в жизни не жалею. Есть только мы – между прошлым и будущим.

Запись опубликована в рубрике Наша газета, Профком с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


8 − = два

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>