Технические таланты цеха культуры

К 50-летию ДК «Химик»
В конце 80-х и вплоть до развала Союза Дворец культуры «Химик» добавил к своему названию техническое творческое приложение, став гордо именоваться Дворцом культуры и техники. Скорее всего, в то время это не было требованием партии и правительства, поскольку технической приставки не приобрели в то время ни ДК им.Горького, ни ДК Металлургов. Речь не идет о том, что на соседних предприятиях культура не захотела перенапрягаться, – возникла некая ситуация переполнения творческого технического потенциала «Азота», требовавшая качественно иного подхода культуры к технике.
К сожалению, об этом периоде не так уж много писали и рассказывали в свое время, мало на заводе осталось людей, участвовавших в работе клуба молодых инженеров ДК «Химик». Причина не только в том, что они постарели: техническое творчество как прибавочная стоимость к высокой квалификации инженера, тем более молодого, во все времена очень востребована. Наши технари при культуре попросту разъехались не только по стране, многие сегодня успешно работают за рубежом.
Активными участниками клуба инженеров, создателями серьезного пособия для молодых специалистов (в те времена «Азот» принимал до 200 молодых специалистов ежегодно), шутливого «алгоритма жизни молодого специалиста» и великолепных по эффективности отдачи аукционов технических идей (на эти ярмарки-аукционы съезжались в ДК «Химик» представители новорожденных кооперативов и частных предприятий от Хмельницкой до Луганской области).
Сегодня мы вспоминаем о работе инженерного клуба ДК «Химик» с инженером бывшей лаборатории автоматики, механизации и робототехники «Азота» (затем он работал первым начальником отдела приватизации уже АО «ДНЕПРАЗОТ», а ныне преподает курс теории решения инженерных задач в одном из областных вузов) Юрием Валентиновичем Третьяковым-Латашем.
В 1991 году в нашем инженерном клубе и Ю.В.Третьякове-Латаше писала газета «Комсомольское Знамя». Перечитав эту статью, герой публикации после некоторых раздумий признал, что и сегодня повторил готов повторить то же самое. Как это не странно, за тридцать лет проблема объединения инженеров и реализации их творческих задумок не устарела. Поэтому вернемся к статье. «…Давным-давно жил да был один нетипичный студент. Он любил сдавать сопромат. И однажды с третьей попытки таки сдал, причем — на «отлично». Из-за полезной статьи в американском техническом журнале уселся за английский язык. А идя на студенческие посиделки-вечеринки, брал с собой книжку, чтобы не очень скучать. В глазах типичных студентов его оправдывали два качества — развитое чувство юмора и остро критичное отношение ко всему, вплоть до трактовки институтским профессором прописных истин. Вследствие этого второго его качества иные лекции превращались в откровенные дискуссии нетипичного студента с профессором, что, впрочем, устраивало всех. Но это все — присказка. А сказка может и не получиться. Так, грустная быль на тему самую типичную — как складывается жизнь инженера.
Юрий Третьяков — инженер в четвертом поколении, хороший конструктор, вместе с друзьями Сашей Кругманом, Юрием Слуцким, Сергеем Лыжником, Наташей Глущенко придумал и пробивает в жизнь «Алгоритм молодого специалиста».
– Принято считать выбор вуза началом карьеры и делом архиважным, – говорит Юрий Третьяков. – Конечно, есть престижные вузы и берут они общей культурой — там просто неприлично давать малую нагрузку студентам, плохо заниматься. Общая культура, портреты ученых на стенах свое дело делают. Но в провинциальном вузе, как наш ДИИ, многое зависит от самого студента.
В первые годы работы, еще молодым специалистом Третьякову удалось вывести свою систему борьбы с ошибкой. Проявилось явное сходство ошибок конструкторских и житейских. «Причины их возникновения — незнание общих законов диалектики», – записывает себе в блокнот Третьяков. Но можно сказать и иначе: чтобы придумать узел машины и помириться с соседом нужно сделать только одно — избавиться от противоречий в решении этих задач. И опиралось это решение на ТРИЗ — теорию решения инженерных задач». Третьякову повезло — курсы по ТРИЗ читал в Днепропетровске сам автор теории Г.С.Альтшуллер. После обучения Дело у молодого инженера пошло, в активе появились пять изобретений. В то время Третьяков рассуждал так: «Говоря об условиях реализации инженера, на первое место приходится ставить проблему, звучащую парадоксально, – нет в нём, творческом человеке, серьезной потребности. Он нужен там, где прорыв, но ведь вдвойне необходим и там, где ритм налажен. Потому хотя бы, что умеет работать с загадом в будущее, думать о том, что сегодня еще, может быть, и не нужно никому». Алгоритм съедания молодых инженеров был в советские времена отработан до блеска, по этой причине шла серьезная утечка инженерных мозгов — сначала в кооперативы, ЧП, потом — за рубеж. И теперь самое время рассказать об инженерном клубе при ДК «Химик», как возникла его идея, как был создан алгоритм выживания молодого специалиста. В клубе при ДК совершенно спонтанно стали собираться молодые инженеры. И для проформы обозначили существование клуба как одно из полезных мероприятий заводского Совета молодых специалистов (был тогда и такой). Под «комсомол» идти не захотели (выбор уже был, речь идет о начале 90-х, законно опасаясь заорганизованности и обязательности работы клуба). Сюда каждый приходил со своими идеями: Юрий Третьяков — с идеей развивать ТРИЗ, Александр Кругман (инженер ОАСУП) — с аукционом технических новшеств, председатель Совета молодых специалистов Сергей Лыжник — с проблемами молодых специалистов, руководитель технического сектора ДК «Химик» Наталья Глущенко — с идеей творческих вечеров для инженеров. И вот когда весь этот парад идей и проблем соединился воедино возник при Дворце Центр научно-технических услуг, где каждому нашлась работа. Сформировался свой банк специалистов, банк идей, тогда же и родился шутливый мини-учебник «Алгоритм молодого специалиста», как-то сам по себе, после шутливой мозговой атаки: «десять заповедей инженера — не нагруби начальству, не убей в себе талант, не кради чужих мыслей, не возжелай наград и привилегий…». Потом задумались и решили заняться всерьез чужими карьерами. Так в «Алгоритме» появились главы: правовой ликбез (выжимки из КЗОТа, льготы молодым специалистам), медицинский всеобуч (был случай, когда кто-то в отделе хлопнулся в обморок, и никто не знал, как помочь), адаптированные емкие конспекты по специальности, котлонадзору, технике безопасности, делопроизводству, психологии. И четкий график: что, когда делать и как. Плюс работа над конкретными заданиями Центра научно-технических услуг — как оценка самореализации. В чем новизна «Алгоритма». А в том, как писала в 1991 году Киевская «Молодежка», что претендует он на государственной важности дело — удерживать талантливую инженерную молодежь, организовывать и применять чужие умы. Со временем от Центра научно-технических услуг при инженерном клубе ДК «Химик» отпочковалось малое предприятие с собственным фондом риска, и в одном из пунктов устава предприятие провозглашало заботу о внедрении чужих изобретений».
Молодежная газета Украины комментировала в 1991 году работу и перспективы развития клуба молодых инженеров щедро и всеохватно, рассуждая о новшествах рынка труда, инженерной школе, остроты спроса на творческих людей, осторожно прогнозировала выходы из ситуации, когда идет повсеместная растрата образования, утечка мозгов за рубеж (видели бы они эту утечку сейчас). И прогнозы сбылись тридцать лет спустя точь-в-точь: в своем отечестве пророков нет, отдадим решение наших проблем закордонным специалистам. Уже тогда начала прослеживаться цепочка допущенных на государственном уровне системных ошибок. Это к ним, инженерам, обращались сначала с требованиями догнать и перегнать, сделать экономику экономной, ускорить НТР, дорасти и перерасти компьютеризацию. Но одной из таких системных ошибок Третьяков сегодня называет отказ от специального образования, от обучения специалистов, приспособленных под нужды того или иного предприятия. Были же в свое время заводы-ВТУЗы, и это долгие годы оправдывало себя. Расписывать, как растрачивается образование — дело неблагодарное и долгое. Сначала стали экономить на реконструкции — потом на инженерах, сначала пристроили недоучек — параллельно затеяли борьбу с талантами. Сначала — курсовые у шабашников, потом — хлеб из Канады. Веревочка гораздо длиннее, развязывать её давно поздно — надо разрывать.
Вот такой был клуб инженеров, и со многим, что тогда писал и говорил Ю.Третьяков, он согласен и сегодня. Но, оценивая последующий тридцатилетний путь, говорит о творческой инженерной романтике так: «Мы были в плену иллюзий с уверенностью: что-то можно изменить. Если вы помните, газеты и телепередачи того времени пестрели рубриками: «Дерзайте, вы талантливы», «Это вы можете».
– Мы тогда просто не понимали: это — вы можете, а они «не хочут». Был интересный цирк при Горбачеве: к нему обратился молодой инженер, которого не слышали на родном АЗЛК. Горбачев приехал на автозавод и потребовал дать пацану собственное КБ, создать парню режим наибольшего благоприятствования. Но несмотря на высокое покровительство, пацана быстро сожрали, такова была система, ну не хочут они… Я продолжаю заниматься ТРИЗом, активно читаю курсы лекций для всех, кто понимает цену этим знаниям, и сегодня ТРИЗ закономерно перерастает в системологию. Достаточно объективно, на мой взгляд, системология объясняет почему происходит то, что происходит, позволяя прогнозировать какие-то вещи. И в прошлом, и в будущем самые гениальные технические изобретения обязательно упираются в технические возможности. Это же правило касается и социальной сферы. Для меня в свое время иллюзии закончились известной фразой академика Артоболевского: «До тех пор, пока мы будем заниматься внедрениями чего бы то ни было, среда будет оказывать активное сопротивление». Академик тогда сослался на определение слова «внедрение» в известном словаре — это процесс насильственного проникновения враждебного тела в сопротивляющуюся среду. Тем не менее инженерному клубу при ДК «Химик» многие сегодня могут быть благодарны за развитие качественно иной, творческой, требовательной системы мышления. Посмотрите, кто сегодня ходит на мои лекции по ТРИЗу: предприниматели, занимающиеся в нашей области столярными изделиями на основе натурального дерева — и благодаря этим лекциям они разработали три новых направления; инженеры из Львова, занимающиеся преподаванием основ творческого мышления в школах и вузах; фирма, присутствующая на рынке конструирования машиностроительного оборудования уже около 26 лет; финансовые аналитики в группе с прикладными психологами по личностному развитию; охранные агентства с юридической компонентой и т. д. ТРИЗ, который мы развивали в инженерном клубе ДК «Химик», проходил интересную эволюцию. Сама по себе теория Г.С.Альтшуллера вырастала в 50-60-е годы — экономические и социальные, – из запросов… «цеховиков», подпольного цехового предпринимательства в эпоху развитого дефицита в стране очень пуганных идиотов. Но после теория оказалась необходима — по времени и обстоятельствам, – для инженеров. Она прижилась и стала развиваться, наши аукционы технических идей, выросших на ТРИЗ, и показали новый этап эволюции теории и расширение сфер ее применения. Сегодня ТРИЗ претендует на системологию и служит хорошим аналитическим инструментом не только для инженеров (по сути, многие задачи, даже чисто бытовые или гуманитарные, остаются инженерными), но и для политологов, преподавателей, в целом — для людей, которые хотят развиваться, не признавая формулы «они не хочут». Оценивая события 30-летней давности, могу сказать, – инженерный творческий клуб «Азота» не был иллюзией, чего-то нам удавалось добиться, но главное — эта молодежная школа многих удержала на «Азоте», некоторым дала высокий старт хорошему карьерному росту за его пределами. Иногда, правда, я задаю себе «старческий» вопрос: а кому оно сейчас нужно? Вот для кого ты пишешь эту статью?
Начинаю горячо рассказывать о нашей вполне продвинутой молодежи, её проектах Бюджета участия, когда люди находят реализацию нестандартных идей, предлагая их в масштабах города, и важно, что хотят этого. И сегодня, и тридцать лет назад мы обсуждали одни и те же вопросы, натыкались на одни и те же парадоксы. И тридцать лет назад и сегодня никакой вуз не принимал рекламаций на брак, любого бездельника либо деньгами, либо еще чем тянули до диплома. Это всем было выгодно. А дальше что? Дальше ему надо найти должность. И вот как об этом писал публицист А.Аграновский сорок лет назад: «Распределили одного такого, «дотянутого», на завод. А директор тогда сказал: лучше бы мне прислали тонну гвоздей». Нет такой специальности, – продолжал А.Аграновский, – которая не требовала бы таланта, живого ума, любви к делу. Представьте, если мы сегодня (напоминаю, речь идет о 1980 г. – ред.) снизим требования в педагогических вузах и напечем плохих учителей, то на пенсию они выйдут где-нибудь в 2020 году и успеют продлить себя во многих поколениях учеников. Тоже разумей об инженерах и врачах». Так для кого же эта статья? С ТРИЗ и инженерным воспитанием сын Третьякова Максим стал добротным специалистом, инженером в пятом поколении, служит главным инженером на одном из предприятий области. А еще вспомним классику, у Бальзака есть повесть «Тайна княгини». «И это развязка?» – спрашивает герой в конце. И сам себе отвечает: «Да, для умных людей, но не для тех, кто хочет все знать».

И.Уварова

Запись опубликована в рубрике Дворец культуры, Профком. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


− четыре = 2

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>