Душа розария идет на выборы

Сильная команда профессионалов — За майбутнє
В большом хозяйстве «ДНЕПРАЗОТа» есть зеленый цех — розарий, – два с половиной гектара счастья. Из небольшого питомника для нужд благоустройства сорок пять лет назад к годовщине Победы участок парка Соцгорода стал живым памятником героям Второй мировой, ярким природным заповедником на границе промзоны, который эту границу стирает напрочь. Наш розарий — это еще и спокойный, мудрый манифест: Большая химия умеет беречь природу, у азотовцев хорошие руки. Вот об этом и пойдет разговор с мастером зеленого хозяйства хозяйственно-бытового управления “ДНЕПРАЗОТа”, главным в розарии человеком Ниной Николаевной Дробецкой, кандидата в депутаты Каменского горсовета от партии За майбутнє. Тут вот что нужно еще сказать: труд работников розария очень заметен, результат налицо — четыре сезона красоты, замечательной флористики, продуманного ландшафтного дизайна. А люди почти незаметны, поэтому и пишут посетители в книге отзывов: спасибо неизвестным мастерам, которые с такой любовью и душевной щедростью, дарят нам радость. А это — хороший стиль «неизвестных мастеров», рабочей смены в робах и в розах — не мешать народу отдыхать…
– Родилась я 22 августа 1984 года в селе Чернеччина Магдалиновского района. Потом наша семья переехала в Долинское Пятихатского района, там я училась в школе, а затем закончила Аграрный техникум им.Бродского. Росла на земле, и выбор жизненного пути был вполне осознанным. Еще во время учебы меня студенткой в 2004 году мастер Л.А.Головко пригласила работать в наш розарий, так что заканчивала техникум я уже заочно. Образование агронома — как базовое — многое дало в теории, но было несколько узконаправленным, я специалист по плодо-овощеводству и всегда хорошо понимала, что цветоводство — это особая профессия. Тем не менее, знания аграрный техникум дал основательные, то есть важные базовые дисциплины здесь пригодились. Но, по-моему, важно и другое для работы и практики — мне очень нравится моя работа, это интересно и требует постоянной учебы, новых знаний и навыков. Постоянно приходится во многое вникать, но когда понимаешь, что розарий стал делом твоей жизни, твоей профессиональной любовью, это и служит основной мотивацией учиться, работать на совесть, отдавать любимому делу душу. Болею я этим! Вот уже шестнадцать лет работаю на «ДНЕПРАЗОТе», ни один день в розарии не был в тягость Конечно, ландшафтный дизайн — это не агрономия, а искусство, близкое к живописи, скульптуре, архитектуре. Причем как художник ты имеешь дело с живой природой, которая чувствует твои руки, откликается на твое настроение. Здесь учеба, конечно, хороша, но вкусу, любви, особенностям отношения с живыми красками и холстом — не научишь. Скажу так: начинала я все же не с чистого листа: великолепная основа розария, живого сада, в фундаменте которого заложена взаимная любовь природы и человека, была создана замечательным архитектором Валентиной Федоровной Матчиной, и этого, поверьте, хватит на века. Развивать, поддерживать, приумножать красоту — вот наша задача сегодня. Есть интересные новые технологии цветоводства, новые инструменты и культуры — только успевай следить.Иметь дело с живым, требующим постоянного внимания, заботы и искренней любви, а не только элементарного ухода, всегда очень сложно. Здесь профессиональных знаний, работы по заводскому графику с восьми до семнадцати и контроля за соблюдением стандартов мало. Нужна душа. Возможно, не только твоя, ведь речь идет о силе и красоте самой жизни природы.
– Но работаете вы с природой в перчатках и робе?
– Постоянно в перчатках — нет. Есть большая разница в ощущениях, когда берешь землю голыми руками, а не в перчатках. Ты реально чувствуешь ее… есть хорошее украинское слово «життєдайність». Это нельзя передать словами. Ты просто понимаешь — земля дает жизнь всему живому.
Диалог людей и природы на примере старика с березой
– Вас никогда не смущало, что розарий, это по сути, парк под заводом?
– Меня в целом смущает экология нашего города с двумя коксохимами, металлургическим и химическим гигантами. Потому и главной темой будущей работы в горсовете вместе с партией За майбутнє считаю экологию и серьезную — системную работу по благоустройству города, особенно промышленных окраин. Когда мы только сюда переехали, я к особенному воздуху Днепродзержинска долго не могла привыкнуть. Да и в розарии часто чувствую: в этом городе таких цветов не может быть! У нас в земле вся таблица Менделеева, это сказывается не только на людях, но и на растениях, тем не менее, живое борется и заставляет задуматься еще и об экологии моральной, об отношениях людей и природы на самом элементарном уровне. Это большая тема, и если хватит у вас блокнота, потом остановимся на ней чуть подробнее. Как я уже говорила, проблемы с городской землей мы решаем, внося удобрения. А удобрения — они ведь от слова «добро». Добра сюда вложено много — и чисто аграрного, и человеческого. Вот и весь ответ.
– Мы уже говорили о замечательном фундаменте, на базе которого был создан розарий. Формировался он профессионально в части планирования, учета многих факторов, но первое десятилетие рос и приумножался силами всех азотчиков, как тогда говорили: методом «народного участия». В годы моей юности на каждой клумбе розария была гордая табличка: над этим участком шефствует цех такой-то. Как сейчас вам удается скромными силами, «без табличек» делать такую большую работу?
– А дело не в табличках. Смотрите, везде сегодня требуется профессионализм, ответственность мастера своего дела. Знаю на эту тему хорошую фразу одного нашего слесаря КИПиА: потенциал новичка в цехе определяется не уровнем его образования или амбиций, а суммой вреда, который он по неопытности может нанести. Обучение профессионализму так и происходит — на ошибках, которых нужно постараться не допускать. Шефство — это замечательное дело, но задача аппаратчиков — технология, план производства. А наша работа — дарить им радость отдыха, жизненную энергию. Ну положим, заставят аппаратчика прийти и помочь розарию, вот он без любви и опыта к этому делу выполет на клумбе все, что кажется ему сорняком. Пользы никакой и никому. Да, мы очень рады любой помощи и часто получаем ее, но в другом проявлении. Очень часто благодарные гости розария приносят нам саженцы или семена растений буквально со всех уголков страны. Из Западной Украины несколько лет назад привезли саженцы красной смереки и она великолепно прижилась! Есть у нас крымские розы, есть интересные сорта роз, выведенных белорусскими селекционерами. Это очень здорово, хочется, чтобы розарий все время обновлялся. Да и сами работники зеленого хозяйства зачастую возвращаются из поездок к родственникам с саженцами, мешочками семян: «вот увидел цветочек, которого у нас нет».
– У вас — настоящая ландшафтная мозаика: есть участки японского садика, северных и южных пейзажей, английские розовые аллеи…
– Мы стараемся, потому что и самим интересно, и отклик людей очень важен. Наблюдала недавно за одним посетителем, хотя обычно мы, работники розария, стараемся быть незаметными. Пожилой этот человек любовался розами, потом торопливо ходил по аллеям, будто что-то искал. А увидев березу, обнял дерево и долго-долго стоял в обнимку с березой, словно заряжался энергией. Людям это нужно, они здесь действительно отдыхают душой. Лучшая для нас награда. Особая часть нашего ландшафта — это поделки из камня и дерева, это элементы формирования живых изгородей, малых зеленых архитектурных форм. Всегда хочется людей чем-то удивить, порадовать.
– Продолжая тему, скажите, что вам не нравится на городской территории, за пределами розария?
– Состояние парка Соцгорода. Я не имею в виду всю территорию, ведь появились детские площадки, аллеи, вымощенные плиткой. Но вот зеленая часть парка требует большой работы. Люди даже иногда не догадываются, что за этими зарослями есть розарий, парк настолько захламлен, что и представить нельзя оазис природы рядом. Меня нисколько не радует этот контраст, хотя он подчеркивает благо нашей работы, возможность добиваться успеха и красоты на любой территории. Были там лавочки и урны, но все это без присмотра ломается, разбивается.- У меня очень хороший коллектив, люди вкладывают душу в свой труд, и я всем глубоко благодарна. Люди максимально делают все для сохранения красоты. А если человеку не интересна работа, это сразу видно, он не будет приносить или привозить сюда саженцы отовсюду, тем более отлынивать от дела, а за жизнь какого-нибудь редкого растения будет переживать как за родного питомца. Мне кажется, иногда по отношению работников зеленого хозяйства к розарию, любви наших азотчиков к этому рукотворному чуду можно судить о той самой моральной экологии, об острых гранях в отношениях людей и природы. У нас все чувствует любовь: розы пахнут и дарят счастье, скворцы выводят птенцов в птичьем уголке, белки едят с рук у посетителей, черепашки уживаются друг с другом так, как не наблюдается в природе. У нас уже их полсотни разных пород. Все уживается гармонично, все находит место для жизни — Для майбутнього, за майбутнє! А мы только помогаем этой жизни.

Запись опубликована в рубрике Наша газета, Профком с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


2 − два =

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>