Огненными дорогами войны

Они освобождали Днепродзержинск
Григорий Лящевский родился в 1922 году в селе Карнауховка. В апреле 1943 года был призван в армию. В конце этого месяца уже воевал с фашистами в составе 31-й стрелковой дивизии, сражался с врагом на 1-м, 2-м и 3-м Украинских фронтах. Принимал участие во многих великих битвах второй мировой войны, форсировал реки Миус, Днепр, Днестр, Южный Буг, Прут, Одер, Эльбу, Шпрее. Освобождал от оккупантов не только территорию родной Днепропетровщины, но и Западной Украины, Румынии, а также Кишинев, Варшаву, Прагу, Берлин. В боях не раз был ранен, был инвалидом войны 1-й группы. Начинал войну простым связистом, а закончил заместителем командира минометного отделения, сержантом.
Григорий Никифорович – кавалер орденов Славы 3-й степени и Отечественной войны 2-й степени, награжден двумя медалями «За отвагу», медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.», юбилейными медалями, был отмечен двенадцатью благодарностями Верховного Главнокомандующего И.В.Сталина.
Григорий Лящевский освобождал от оккупантов территорию родной Днепропетровской области. 24 сентября 1943 года воинская часть, в которой он воевал, заняла позиции в районе сел Паньковка и Николаевка. Разведчики направились к Днепру, а связисты, среди которых был и Г.Лящевский, остались на наблюдательном пункте. Григорий Никифорович тогда обслуживал две батареи и вел наблюдение за огневыми точками противника. Выявив их, он передавал координаты нашим артиллеристам, которые эти точки уничтожали. Г.Н.Лящевский вспоминал, что 25 сентября командир 236-й дивизии полковник Фесин получил приказ форсировать Днепр в районе сел Сошиновка и Аулы. А 31-я стрелковая дивизия должна была пока оставаться на старом месте и обеспечивать 236-ю дивизию связью и огневой поддержкой. Но в ночь с 26 на 27 сентября 31-я дивизия тоже передислоцировалась на Аульский плацдарм, который, по словам Григория Никифоровича, тогда выглядел совсем иначе, чем сейчас. Тогда он представлял собой два островка, поросших лесом и кустарником. Предстояла переправа через Днепр. Сделать это было непросто, поскольку существовавшую переправу немцы уничтожили. Но наши бойцы смастерили из подсобных материалов (досок, ветвей) плоты, погрузили на них пулеметы и другое военное снаряжение и на таких ненадежных плавсредствах, под постоянным обстрелом врага, сумели преодолеть почти километр водного пространства, отделавшего их от противоположного берега. Иногда им приходилось брести по пояс в холодной воде, красной от крови наших солдат.
Во время этих ожесточенных боев наши воины очень устали, но отдыхать было некогда: сразу же после переправы 236-я дивизия направилась освобождать село Сошиновку, а 31-я двинулась в направлении села Аулы. Только после того, как наши войска заняли станцию Воскобойня, а участок действия 31-й дивизии заняла 353-я дивизия, воинам 31-й разрешили отдохнуть четверо суток. К тому времени 31-я дивизия уже понесла огромные потери.
Григорий Никифорович рассказывал, что освобождению станции Воскобойня предшествовала блестящая операция наших разведчиков. Оказывается, в то время в этом районе курсировал вражеский бронепоезд, который не давал возможности советским войскам продвигаться вперед. Для того, чтобы уничтожить его, пятеро разведчиков из саперного батальона, переодетых в немецкую форму, сели в трофейный «Виллис» и направились в расположение фашистов. Однополчане очень переживали за судьбу отважной «пятерки», которой, вероятно, будет непросто разобраться с бронированным гитлеровским монстром, оснащенным артиллерийскими орудиями и пулеметами. Но разведчики доверие командования оправдали. Они заложили на бронепоезд два взрывных устройства и взорвали их, сделав стальную «черепаху» практически безопасной. Этим отважные разведчики спасли жизнь многим нашим бойцам, освобождавшим Воскобойню.
19 октября дивизия, в которой воевал Лящевский, освободила села Новоселовка и Кринички. В это время 195-я дивизия продолжала наступление на Днепродзержинск с северо-запада, а 235-я дивизия – с запада. 25 октября наши войска выбили фашистов из Днепродзержинска. Но погулять по улицам освобожденного города Лящевскому с товарищами не удалось: их соединение получило срочное задание освободить хутор Высокий и село Софиевку под Кривым Рогом.
Двигаясь далее на Запад, командир минометного расчета Григорий Лящевский очутился в самом эпицентре Корсунь-Шевченковской битвы. В тяжелом бою у села Шендеровка Григорий Никифорович был ранен. За этот бой сержанта Лящевского наградили орденом Славы 3-й степени. Отличился Григорий Никифорович и в следующем сражении, когда в составе группы однополчан брал сильно укрепленную вражескую высоту. За этот подвиг Н.Г.Лящевский был награжден медалью «За отвагу».
Дивизия, в которой воевал Лящевский, с честью выполнила освободительную миссию и в странах оккупированной Европы. Григорий Никифорович побывал в Берлине, но весть о том, что фашизм окончательно повержен, застала его под Прагой – воинское подразделение Лящевского перебросили добивать врага в Чехословакию, а потом – в Польшу.
Из армии Лящевский демобилизовался в 1947 году и в этом же году пришел на работу на Днепродзержинский азотно-туковый завод. В цехе электроснабжения он прошел путь от слесаря до начальника участка, трудился на ДАТЗ более 50 лет.

Запись опубликована в рубрике Наша газета, Профком. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


6 × восемь =

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>